Женская колония в березниках отзывы

женская колония в березниках отзывы

Бывшие заключенные ИК-28 говорят, что самые жесткие условия в колонии — в 5-й бригаде, которой руководит Асанова. Освободившаяся в январе 2017 года Анастасия Цветкова (имя изменено) объясняет, что между осужденными-бригадирами шло негласное соревнование, но затем руководитель 1-й бригады, которая считалась основным конкурентом Асановой, покинула учреждение.

«И все, Асанова — королева фабрики. Поэтому я не удивляюсь, что администрация делала акцент именно на асановскую бригаду, девчонки не выдерживали, и такие случаи произошли», — говорит Цветкова.

Людмила Гуляева также связывает гибель заключенных со специфическими методами перевоспитания, принятыми в 5-м отряде. «Сама Асанова никого не трогает, трогают ее девочки, которые ходят под ней <…> Асанова провоцирует девчонок. Допустим, если девушка не успевает [выполнить норму], она не дает никому разгрузить ее, не дает ей помощи никакой. Она просто встает и на всю ленту объясняет: вот из-за нее мы пойдем последними в магазин, из-за нее у нас не будет звонков, из-за нее у нас не будет сна. Девочки, конечно, начинают [отстающую] всячески унижать и оскорблять», — рассказывает бывшая заключенная ИК-28.


Гуляева подчеркивает: сотрудники колонии закрывают глаза на все нарушения на фабрике, из окон которой выпали три девушки. «Единственный человек, который там рулит — это Асанова», — уверена она.

«В 5-м отряде постоянно всех били и унижали. И это было нормой — колония сама давала на это добро», — добавляет на условиях анонимности другая собеседница «Медиазоны», отбывавшая срок в Березниках.

Освободившиеся из ИК-28 говорят, что администрация контролирует заключенных через бригадиров и поощряет их методы. Цветкова рассказывает, что случаи насилия были во всех бригадах. «Старые уходят, новые приходят. И их начинают дрессировать, чтобы они давали норму, — вспоминает она. — Было даже рукоприкладство. Сама была свидетелем этого. Заводили в такой цех, раскрой. Заводили туда и дубасили. У бригадира есть шестерки свои, она направляет их. Администрация промзоны всегда закрывала на это глаза. Там еще есть цех упаковки, он темный, там упаковщики складывают комплект полностью. Заводили — по почкам пару раз: не сделаешь — будет хуже».

Насилием и угрозами бригадиры добиваются выполнения нормы, объясняют бывшие заключенные. За смену каждая швея на фабрике должна пошить от 150 до 450 единиц одежды — в зависимости от объема заказа. В ИК-28 производят форму для полицейских, Нацгвардии, МЧС, военных и школьников. Как правило, бригада Асановой установленную норму перевыполняет.

Обычная смена заключенных, согласно их рассказам, длится с 6:00 до 18:00. Если требуемый объем продукции не сдан, девушек регулярно оставляют на производстве до 21:00 или до полуночи. На время прокурорской проверки осужденным разрешили работать всего по 12 часов и предоставили выходной — воскресенье, однако уже через две недели фабрика вернулась к прежнему графику.

Болезнь не считается основанием для освобожения от работы на производстве. «Обращаешься в медсанчасть, дали тебе таблетку, иди работай. Не хочешь работать, в обморок падаешь — час отлежалась, на хозработы», — рассказывает Александров. Иногда тех, кто не сдал норму, после 12-часовой смены на фабрике отправляют на хозработы.

Рассказывая об условиях в ИК-28, бывшие заключенные в один голос говорят о неоправданно низкой зарплате (работники фабрики получают в среднем по 500 рублей в месяц), некачественной медицинской помощи, сомнительном качестве продуктов в столовой, обысках в отрядах и необоснованных взысканиях. Кроме того, за отказ от сверхурочной работы здесь могут отправить в ШИЗО.

Сестра осужденной, которая уже год находится в ИК-28, рассказала «Медиазоне» о серьезных проблемах со здоровьем, с которыми столкнулась в заключении ее родственница. В колонии у той появились боли в почках, затем отказывать стали органы пищеварительной системы.

«Она год там уже находится. Она говорит, что заставляют очень много работать, звонить не дают. У нее почки болят, ее всю раздуло. Сколько звоним в санчасть — никаких действий. Никто ничего не делает», — жалуется сестра заключенной, которая уже два месяца безуспешно добивается внимания тюремных врачей. Она отмечает, что до ареста сестра работала на заводе и ежегодно проходила профосмотр — проблем со здоровьем у нее не было.

Женщине предстоит провести в колонии еще около восьми лет. Ее сестра опасается, что осужденная не выдержит: «Она говорит: морально я уже не могу. Я очень боюсь, конечно. Потому что она просто может с собой что-то сделать, там уже были примеры в колонии».

Несмотря на болезнь, осужденная работает на равных с другими. «У них какой-то сезон идет, очень много заказов», — рассказывает ее сестра.

Бывший член ОНК, председатель «Пермского регионального правозащитного центра» Сергей Исаев вспоминает о поступавших из ИК-28 жалобах на нарушение трудовых прав. Говоря о гибели троих женщин прошлым летом, он предлагает не спешить с выводами, допуская, что причиной могли стать личные неурядицы. «Эта колония больших проблем не вызывала. Мы не отмечали там массовых нарушений прав человека. Такая стабильно работающая колония. Но проблемы с заработной платой, мне кажется, там существуют, проблемы с переработкой», — перечисляет правозащитник.

Анастасия Цветкова, которая попала в колонию в Березниках через несколько лет после освобождения Алехиной, отмечает, что в ИК-28 до сих пор с уважением отзываются о политзаключенной.

«Алехина там шуму наделала. Когда я приехала в зону, мне рассказывали — она их вообще всех сделала. Она-то, конечно, шороху им всем навела», — говорит Цветкова. Освободившаяся летом 2013-го Елена Ткаченко рассказывала, что Алехиной удалось добиться изменений режима: например, в некоторых отрядах рабочий день сократили до восьми часов.

Однако в основном заключенные продолжают оставаться пассивными; большинство не готово открыто говорить о нарушении своих прав и тем более — отстаивать их, признает супруг заключенной Александр Александров.

Обновлено 24 ноября 2017 года в 14:37:добавлен комментарий прокуратуры Пермского края; ответ за запрос «Медиазоны» поступил в редакцию уже после публикации заметки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *